⌚ чтения: 5 мин.

Содержание: феномен бессознательного в работах Фрейда, процесс вытеснения, бессознательные представления и аффекты, свойства системы бессознательного на примере исследования шизофрении, плоды деятельности бессознательного.

Фундаментальный, метапсихологический труд Зигмунда Фрейда открывается рассмотрением соотношения бессознательного (не присутствующего в сознании психического содержания) и вытесненного материала. Эти понятия (феномены) не тождественны. По мысли Зигмунда Фрейда, основателя психоанализа, вытесненные психические содержания являются частью («примером», как прозвучит позже в работе «Я и Оно») бессознательного, т.е. объем бессознательного и объем вытесненного не равны. Существует часть бессознательного, которая не является вытесненной, и она также может являться объектом психоанализа.

Цель процесса вытеснения – не в уничтожении представлений, которые «представляют» в психике Личности влечения (психическую энергию, либидо), а в их не допущении до осознания субъекта. Результат процесса вытеснения — эти «вытесненные» представления, которые существуют в пространстве предсознательного или бессознательного (при различной степени вытеснения), вступая в ассоциативные связи с другими представлениями, «наслаиваясь» друг на друга, создавая множественность неосознаваемого и подчиняясь иным законам. При этом содержание вытесненного активно, живет в своей динамике, стремясь к возвращению через симптомы, оговорки, сновидения и др., сгущаясь и трансформируясь из одного состояния в другое вне хронологического времени (см. далее свойства / качества бессознательного).

Развивая мысль о бессознательном, Фрейд в следующей главе приводит собственные аргументы в противовес сомнениям и общественной критике существования бессознательного. Он делает это весьма деликатно, через «допущение» (в математике и точных науках – гипотезу о существовании феномена) и выстраивает доказательный процесс под различными углами. В первую очередь, практическое обоснование – в сознании есть множество пробелов («не могу вспомнить», «ошибки памяти», неожиданная эмоциональная окраска переживаний, симптоматические действия, описанные в «Психопатологии обыденной жизни»), т.е. прерывистость психических актов, а также «наш личный ежедневный опыт» — мысли с элементами чуждости, навязчивым характером. Все это свидетельствует о том, что сознательное – только часть психической жизни, которая должна быть гармонически непрерывна. То есть существует другая «комплементарная» часть психической реальности, обусловленная, но не осознаваемая субъектом (бессознательная). 

Во-вторых, «…сознание в каждый данный момент охватывает только очень небольшое содержание, благодаря чему большая часть того, что мы называем сознательным знанием, и без того должна продолжительное время находиться в состоянии латентности, следовательно, психической бессознательности». Так происходит с воспоминаниями, «доставанием знаний» (содержания) из кладовой, наличие которой мы принимаем, но содержание не всегда доступно нам каждую секунду, т.е. не осознается нами (бессознательно).

В-третьих, Фрейд обращается в фигуре «другого» и наличие сознания у него подтверждается нами через «перенос» собственного сознания (по аналогии). Однако то, что у другого замечается и анализируется (истолковывается, т.е. «вводится в общую душевную связь»), у себя часто игнорируется за счет сопротивления этому знанию и процессу по отношению к себе (для сохранения привычного безопасного представления и модели «Я»), т.е. вытесняется в некое бессознательное пространство.

Наконец, при допущении бессознательного в клинической практике (включая гипнотические эксперименты) мы имеем возможность воздействовать на реальность и влиять на течение сознательных психических процессов. И факт этого влияния свидетельствует наличие и «живую» силу бессознательного.

В этом пространстве бессознательного содержится в постоянной и непрерывной динамике огромное количество психического материала, включая «акты только латентные, временно бессознательные, а во всем прочем ничем не отличающиеся от сознательных, а с другой стороны — вытесненные, которые отличались бы самым резким образом от остальных сознательных, если бы проникли в сознание». Это основа для топик «предсознательное» и «бессознательное», и в этом проявляется многозначность описательного бессознательного психического содержания, т.е. того, которого нет в системе сознания, — разность в принадлежности к отдельным топикам, легкость перевода из вытесненного в осознаваемое. В связи с этим же вопросом о многозначности бессознательного и топической структуре ставится клинический вопрос перевода бессознательного представления из старой в новую запись или изменении состояния самого материала в топике (экономическая точка зрения). Ответ на этот вопрос является  главным выводом работы «Бессознательное».

По аналогии с бессознательными представлениями Зигмунд Фрейд ставит вопрос о бессознательном аффекте (чувстве / настроении) и тут же отвечает на него: «безобидная небрежность выражения». Любой аффект помещен в систему представлений об этом аффекте и только через эту связь он может познаваться и истолковываться, включая и бессознательную сферу психики. Понять, что такое «радость», «любовь», «злость» и т.д. можно только в рамках представлений конкретного субъекта. При этом аффект может быть связан с бессознательными представлениями и его подавление составит цель вытеснения, при достижении которой Фрейд условно называет такой аффект «бессознательным». Фрейд продолжает рассматривать новоназванный им феномен «бессознательного» аффекта: «…в сравнении с бессознательным представлением оно отличается тем, что бессознательное представление после вытеснения сохраняется в системе Ubw как реальное образование; между тем как бессознательному аффекту в этой же системе соответствует только зародыш аффекта как возможность, не получившая дальнейшего развития», т.е. вытесненная и стремящаяся к возвращению в сознательное через симптомы, сновидения и т.д.

Вытесненные в бессознательное представления активны, стремясь к возвращению в предсознательное, особенно нагруженные аффективной, либидонозной энергией представления. При этом обладая активной силой (чем более нагруженное), такое бессознательное представление теряет предсознательную силу и вновь вытесняется в бессознательное (за счет бессознательной активности).  Игра могла бы продолжаться бесконечно, если бы не третья сила – противодействие предсознательного, которая удерживает представления (влечения) в бессознательном в течение определенного периода времени. И с этого момента в фокус интереса Фрейда попадает не просто динамика превращений этих сил, а их количественное выражение. При этом аффект связывается с влечением, активная энергия – с либидо. С этой экономической точки зрения Фрейд рассматривает случаи истерии, невроза навязчивых состояний и фобий, которая дополняет метапсихологическую картину психической реальности.

Далее в своей работе Фрейд демонстрирует особые свойства системы бессознательного, включая отсутствие хронологического времени (археологических слоев), отрицания, противоречий между содержащимися в нем представлениями, их связности и непрерывной динамики, когда все содержания (влечения) активны и стремятся к реализации через переход из бессознательного в предсознательное (сознательное). Между собой такие влечения не противоречивы в отличие от возможных «столкновений» интересов в сознательном содержании. Они упорядочиваются в бессознательном за счет первичных психических процессов (сгущение и смущение), при котором происходит количественная и качественная нагрузка представлений активной энергией друг друга. Кроме того, в бессознательном господствует принцип удовольствия и законы психической реальности, где все возможно.

Бессознательное – не рудиментарный орган и не скопище (котел) вытесненного психического содержания вопреки ложным стереотипам. Система бессознательного — живая — и продолжает взаимодействие с предсознательным и сознательным через продукты своей «деятельности» — «отпрыски», как называет их Зигмунд Фрейд. К таким отпрыскам (производным) относятся: фантазии, сновидения, свободные ассоциации (слова анализанта), ошибочные действия, опечатки,  вымыслы, — которые становятся плодами творческой деятельности бессознательного и влияют на психические акты субъекта в реальности.

Исследование клинических случаев пациентов, страдающих шизофренией, стало для Фрейда одним из путей к познанию бессознательного. Во-первых, это «ипохондрический» язык органов, рисующий яркие «буквальные» картины, сконцентрированные на нарциссических телесных переживаниях «Я», но выявляющие замещающее и вытесненное психическое содержание (в том числе и бессознательное).  Во-вторых, на примере человека-волка последний связывает телесные переживания и действия между собой через слова (словесные сходства) / речь, компенсируя тем самым отсутствие предметных связей, как при первичных процессах. Кроме того при шизофрении слова подвергаются первичным психическим процессам, что характерно для бессознательных, а не сознательных содержаний, т.е. сгущению и сдвигу. И результат этих процессов может быть выражен в 1-2 многозначных словах, которые раскрывают одно из содержаний бессознательного мира субъекта. Это и есть бессознательные предметные представления, которые в отличие от сознательных представлений (словесных и предметных) существуют в психической реальности шизофреника как «отвлеченные», не соединенные между собой.

Бессознательное представление через анализ рассуждений Зигмунда Фрейда, в том числе через речь пациентов с диагнозом «шизофрения», активно, оно стремится проявится в сознательном. Как говорит Фрейд, «мы имеем дело только с неудачными представлениями» (прорвавшимися через сопротивление сознания). Сознательные представления – и предметные, и словесные – связаны между собой ассоциативной цепью и происходят от чувственных восприятий. Здесь происходят вторичные психические процессы, которые по аналогии с цензурой очищают или обогащают сознательную часть отдельными содержаниями.

Colors of the Mind series (источник — http://www.hollisterrand.com)

Эссе подготовлено Светланой Гроисс в целях личного закрепления материала и ознакомления читателя с основными идеями автора анализируемой работы. Может быть дополнено субъективными рассуждениями и выводами, а потому не претендует на объективность.

© 2019, Светлана Гроисс, психолог, арт-терапевт.

Все права защищены. Тексты, размещённые на данном сайте без указания другого авторства, принадлежат Светлане Гроисс. Никакая часть данного текста не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме, кроме репоста, без письменного разрешения владельца.